Лечение психопатологических расстройств, сопровождающих патологический климакс и предменструальный синдром

  • Решетова Т.В.

Комплекс вегетативных расстройств и погранич­ных нервно-психических нарушений при климаксе и синдроме предменструального напряжения в большей или меньшей степени выражен у половины женщин, а у 5% является причиной временной потери трудоспо­собности. Эти нарушения имеют в генезе дисбаланс го­меостаза различных биологически активных веществ, поэтому речь идет не о поломке какого-либо органа, а о нарушении регуляции. Треть женщин прибегают к фармакологическому лечению. Однако, поскольку эмо­циональная лабильность, тревожность, астения, обид­чивость, нарушения внимания, утомляемость, напря­женность, расстройства пищевого поведения часто не достигают выраженного уровня, женщины склонны к самолечению. Жалобы нейроэндокринного характера, вегетативная дисфункция чаще заставляют женщину обратиться к врачу. Наиболее типичными из них явля­ются: потливость, головокружение, нарушение сна и аппетита, ознобы, парестезии. К проявлениям климак­терического синдрома относятся приливы жара к лицу, голове и верхней половине туловища, расстройства сердечно-сосудистой системы: лабильность артериаль­ного давления, сердцебиение (А. В. Ледина, 2005). И в рассказах окружающих, и в интернете, и в рекоменда­циях медиков сейчас можно найти множество советов по лечению от биологически активных добавок до за­местительной гормонотерапии. Некоторые из средств представляются небезопасными для организма, напри­мер, короткие курсы антидепрессантов. Также широк диапазон и социальных взглядов населения на кли­мактерические и предменструальные расстройства: от некорректного распущенного поведения до серьезной болезни, требующей активной медицинской помощи.

Хорошо, что у многих современных женщин климак­терические и предменструальные жалобы перестали быть «женской тайной», с которой каждая пациентка справлялась в одиночку: несколько десятилетий назад выражение «у нее климакс» было почти ругательным, а на помощь не приходилось рассчитывать.

Если о климактерическом синдроме население до­статочно информировано, то синдром предменструаль­ного напряжения (или предменструальный синдром) известен гораздо меньше. Следует вспомнить еще и своеобразную стыдливость женщин, не позволяющую говорить окружающим о нарушениях половой сферы. Предменструальный синдром длится от нескольких дней до одной-двух недель в течение каждого цикла. Часто он очевиден клинически, но трудно уловим ла­бораторными анализами, поэтому некоторые женщины даже не подозревают,что с ними происходит, хотя нега­тивное влияние ощущается и в семейных отношениях, и на работе. В различных странах и культурах отношение к предменструальному синдрому разное: в одних стра­нах график работы женщин строят с учетом ее физио­логических особенностей, американцы считают пред­менструальный синдром общепризнанной проблемой для здоровья, но в Китае жаловаться на расстройства эмоциональной сферы перед менструацией считается недопустимым. Катарина Долтон и Раймонд 1рин, вра­чи из Англии, предложили термин «предменструальный синдром», который включает в себя как реально изме­ряемые расстройства (например: прибавление в весе, отеки, повышение артериального давления, увеличение размеров грудных желез), так и массу субъективных жалоб (например: на усталость, спазмы внизу живо­та, головную боль, раздражительность, беспричинную агрессию, обиды, плаксивость, сонливость, негативное отношение к сексу, повышение аппетита). Таким обра­зом, в настоящее время предменструальный синдром насчитывает более 150 проявлений, не только физиче­ских, но и психоэмоциональных: это и усталость, и рас­сеянность, и нервозность, о которых впервые написал Р. Т. Фран из Нью-Йорка в 1931 году в своей статье «ТЬе Ногтоп Саизез о! Ргетепз1гиа1 Тепзюп». Одной из причин предменструального синдрома является дис­баланс между эстрогенами и прогестероном. Существу­ет взгляд, что при преобладании эстрогенов женщины становятся напряженными, стеничными, агрессивны­ми, капризными, раздражительными. Если большее влияние оказывает прогестерон, особенно на фоне де­фицита витамина В6, ведущими психопатологически­ми симптомами будут усталость, астения и депрессия. Однако всеми исследователями безусловно признается влияние фона: внутреннего — стартового уровня био­логически активных веществ в организме женщины и внешнего — психосоциальных факторов окружающей среды. Бытует социальный взгляд: не начинать важных дел перед менструацией, т.к. любые жизненные про­блемы могут искаженно восприниматься женщиной, казаться более зловещими и неразрешимыми.

Впечатляют взгляды мужчин на это явление: боль­шинство из них не верит, что в этот период растет тре­вожность, теряется самоконтроль и снижается волевая регуляция поведения, многие мужья считают предмен­струальный синдром женской уловкой, самооправдани­ем плохого поведения.

В социальном взгляде, особенно в мужском, на оба дисгормональные расстройства много сходства.

Клинически климактерический синдром во многом по­хож на предменструальный, но он не дает светлых проме­жутков и изматывает женщину еще больше. Если в пре- менопаузе частота описанных разнообразных расстройств составляет 20—30%, непосредственно после менопаузы — 35—50%, то через несколько лет снижается до 2—3%. Индивидуальная длительность климактерия может варьи­ровать от 1 года до 15 лет (А. В. Ледина, 2005). Поэтому так актуальны исследования этих дисгормональных явле­ний, помогающие наметить линию диагностики, лечения, психологической поддержки. И первым звеном такого алгоритма безусловно должен быть ликбез населения об этих состояниях, выходящих за рамки здоровья (в отличие от нормально протекающих климакса или менструации). Целью данного исследования была оптимизация психоло­гической поддержки и психофармакологической помощи женщинам с патологически протекающим климактериче­ским синдромом (30 человек) и пациенткам с синдромом предменструального напряжения (34 человека).

Контрольную группу составили 16 женщин сопоста­вимого возраста с нормально протекающим климаксом и 16 женщин, менструация у которых не сопровожда­лась синдромом предменструального напряжения.

До и после лечения пациентки были обследованы с помощью медико-психологических тестов (Шкала астении из Миннесотского многопрофильного личност­ного опросника ММР1 и шкала тревоги из Госпиталь­ной шкалы тревоги и депрессии НАЭЗ).

Все пациентки были обследованы до и после меся­ца лечения Адаптолом, который назначался по 500 мг 3 раза в день.

Адаптол является производным бициклических бисмо- чевин и представляет собой отдельную химическую груп­пу транквилизаторов. Особенностью механизма действия Адаптола, отличающей его от других, особенно бензо — диазепиновых транквилизаторов, является то, что препа­рат реализует свое действие через влияние не только на ГАМК-ергические и глутаматергические рецепторы, но и на серотонин-, холин-, адренергические медиаторные си­стемы. Важно, что при этом Адаптол не оказывает харак­терных адренергических побочных эффектов.

Адаптол нормализует баланс активности различных нейромедиаторных систем мозга — оказывает активи­рующее влияние в отношении тормозного медиатора ГАМК и ослабляющее в отношении возбуждающих нейротрансмиттеров — норадреналина и глутамата. Он также нормализует взаимоотношения адрено- и серото- нинергических воздействий. Препарат действует на ак­тивность структур, входящих в лимбико-ретикулярный комплекс.

Важно, что прием Адаптола не вызывает выра­женной поведенческой токсичности и не накладывает ограничений на профессиональную и социальную дея­тельность человека, связанную с повышенной концен­трацией внимания, не вызывает привыкания и развития синдрома отмены. Являясь транквилизатором с выра­женным седативным (успокаивающим), анксиолитиче­ским, вегетостабилизирующим действием, Адаптол не обладает миорелаксирующим, нарушающим координа­цию движений и снотворным эффектами.

Препарат не взаимодействует с другими лекарствен­ными средствами и пищей, не метаболизируется. Не происходит накопления препарата в организме, привыкания к нему не отмечается, поэтому разрешаются двух-трехмесячные курсы непрерывной терапии Адап- толом. Приведенные особенности Адаптола послужи­ли обоснованием проведения исследования для оценки возможности его применения у женщин с патологиче­ски протекающим климактерическим синдромом или с синдромом предменструального напряжения.

Результаты экспериментального психологического исследования женщин всех групп приведены в таблице.

Клинический эффект проведенного курса психо- фармакотерапии подтверждается достоверной дина­микой данных психологического обследования. На основании опыта применения адаптола у 64 женщин с тревожной и астенической симптоматикой на фоне дисгормональных состояний можно сделать вывод, что астения и тревожность достаточно хорошо под­даются терапии с помощью короткого (один месяц) курса Адаптола по 500 мг 3 раза в день. У пациенток после лечения уменьшились не только приведенные психопатологические показатели, также подверглись редукции наблюдаемые нарушения пищевого поведе­ния. Адаптол повышает уровень триптофана в голов­ном мозге, т.е. действует на тревожность, связанную с серотониновой медиацией. С ней же связано и не­вротическое переедание, которое на фоне климакса и предменструального синдрома нередко приводит к весьма существенной прибавке в весе. Это явление имеет сложный механизм, но следует отметить, что в результате воздействия хронического стресса на фоне дисгормонального состояния нередко происходит ослабление адаптационно-компенсаторных реакций (С. Г. Бурчинский, 2008) и формируются такие нару­шения пищевого поведения, как, например, «заедае­мые» тревога или агрессия.

У пациенток в данном исследовании не только снизи­лась тревога, но и соответственно уменьшился ее веге­тативный аккомпанемент. В этом проявилось отчетли­вое вегетонормализующее действие Адаптола, который воздействует на различные структурно-функциональные элементы нейронов, преимущественно гипоталамуса и лимбическойсистемы(С. Г. Бурчинский, 2008; М. Е. Ста- ценко, О. Е. Спорова, О. И. Колодяжная, Е. Д. Евтерева, 2009). У пациенток, принимавших Адаптол, не наблюда­лось ни заторможенности, ни миорелаксации. Это связа­но с тем, что Адаптол близок к природным метаболитам организма — к пуринам (М. Е. Стаценко, О. Е. Спорова,

О.И. Колодяжная, Е. Д. Евтерева, 2009), которые уча­ствуют в синтезе АТФ. При приеме препарата у пациен­ток достаточно быстро удалось добиться снижения асте- низации: физической, умственной утомляемости, так как Адаптол обладает и ноотропным, и дофаминпозитивным действием (Л. Г. Громов, Е. Л. Дудко, 2003; Д. В. Ма- рушкин, 2007). Следует обратить внимание на то, что цифровые значения выраженности астении и тревожно­сти у пациенток, получивших курс лечения Адаптолом, в итоге не имели достоверных отличий от аналогичных па­раметров женщин из групп контроля, у которых климакс протекал нормально или менструации не сопровожда­лись синдромом предменструального напряжения.

При климактерическом синдроме такие курсы адап­тола (500 мг 3 раза в день в течение одного месяца) могут повторяться при рецидиве прежней психопато­логической симптоматики; при синдроме предменстру­ального напряжения возможен дальнейший прием в режиме «по требованию» во время, предшествующее менструации (индивидуально от нескольких дней до двух недель).

Динамика показателей астении и тревоги у пациенток с климактерическим и предменструальным синдромами

Параметр Патологический климакс

п=48

Нормальный

климакс

(группа

контроля)

п=16

Предменструальный синдром

п=50

Без предменстру­ального синдрома

(группа

контроля)

п=16

Получали

Адаптол

п=30

Не получали* Адаптол п=18 Получали

Адаптол

п=34

Не получали* Адаптол п=16
До После До После До Через месяц До После До После До

Через месяц

Астения 108,4±8,5 86,5±7,9* 102,3±9,2 98,7±8,5 87,6±9,6 89±8,7 114,3±12,8 79,1±10,2* 108,4±10,5 109,1±11,4 84±9,2 82,6±8,4
Тревога 18,2±3,9 8,3±2,8* 17,4±4,5 15,8±4,8 9,3±2,4 10,6±3,5 20,2±4,1 9,3±3,5* 19,7±4,6 16,9±3,9 9±3,9 8,7±3,6

* Достоверность различий на уровне р<0,05

В заключение необходимо сказать, что психофарма­кологическое лечение в нашем исследовании создало плацдарм для последующей успешной психологической коррекции. Она носила разъяснительный характер, ее целью было убрать ненужную конспирацию с этих во­просов, научить женщин самодиагностике и самопо­мощи при климактерическом или предменструальном синдромах. Нелишне отметить, что в психологической коррекции нередко нуждались и члены семей больных. Для родственников целесообразно было восполнить дефицит информации по поводу психопатологической симптоматики, сопровождающей исследованные жен­ские дисгормональные расстройства. Ключевым вопро­сом психологической коррекции и для больных, и для их родственников было осознание границы между нормой и патологией. Переход от осуждения к психологической поддержке женщины (которую при наличии патологиче­ского климакса или синдрома предменструального на­пряжения никак нельзя назвать здоровой) для многих окружающих был очень непростым. Но психофармако­логическое лечение с достоверным эффектом продемон­стрировало, что эту психопатологическую симптоматику не надо терпеть: ее можно и нужно лечить.